Смысл притчи о сеятеле


Смысл притчи о сеятеле

Смысл притчи о Сеятеле достаточно подробно объяснен Самим Господом. К евангельскому объяснению можно еще прибавить, что Сеятель — это Сам Господь, семя — слово Божие, поле — все человечество, весь мир, воспринимающий в свои недра чудодейственное семя евангельского слова. Подобно семени, евангельское слово но­ сит в себе начало жизни, жизни истинной, ду­ховной, ибо что такое истинная жизнь? Сия же есть жизнь вечная, — отвечает Господь в Своейпервосвященнической молитве, — да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа (Ин. XVII , 3). Евангельское сло­ во дает это знание истинного Бога, и потому оно является дивным семенем спасения и жизни. Брошенное в человеческое сердце, оно при бла­гоприятных условиях взрастает и приносит пло ды — добрые дела и святую жизнь. Подобно се­ мени, оно вечно носит в себе эту живую силу.

Но, обладая всегда этой скрытой живой силой в одинаковой степени, слово Божие не всегда дает одинаковый урожай. Это зависит от той почвы, в которую оно падает, и здесь притча приобрета­ ет для нас особенно жгучий, живой, личный ин­ терес, ибо почва эта — наше сердце. Мы все, слу­ шатели и читатели слова Божия, получаем свою долю святых семян; мы все, наверное, хотели бы, чтобы в нашем сердце была плодородная почва, приносящая стократный урожай, и вопрос, по­ чему этого не бывает и почему всходы так чах­ лы, убоги и перемешаны с сорной травой, — воп­ рос этот, конечно, для нас далеко не безразлич­ный.

Вдумаемся внимательнее в притчу, чтобы в ее дивных образах и символах открыть важные для нас законы душевной агрономии, на которые ука­ зывает Господь Иисус Христос.

Для того, чтобы с успехом возделывать ниву и применять к ней рациональные способы обра­ ботки, необходимо прежде всего изучить почву и знать ее состав. Песчаная почва требует одного удобрения, суглинок — другого, чернозем — ино го; да и сами приемы обработки на разной почве бывают неодинаковы. Точно также и в духовной жизни. Чтобы понять причины, обусловливаю­ щие для человека бесплодность слова Божия, и в то же время найти правильные способы обра­ ботки и воспитания души, которые могли бы по­ высить урожай святого семени, усилить влияние и действие на человека евангельского слова, — для этого надо изучить почву нашего сердца и выяснить, что именно в этом сердце препятству­ет успешному произрастанию семени. Соответ­ ственно с этим мы и можем принять те или дру­ гие меры.

Говоря о судьбе семени, Господь в Своей прит­ че изображает четыре рода условий, в которые оно попадает при посеве и которые различно вли­ яют на его произрастание. Это — четыре различ­ ных вида психики человека, четыре вида устро­ ения души.

Когда сеятель сеял, случилось, что иное (семя) упало при дороге, и налетели птицы и поклева­ ли то (ст. 4).

Это — первый тип. Сердце похоже на проез­ жую дорогу, а семя, падая на нее, даже не про­никает в почву, но остается на поверхности и делается легкой добычей птиц.

Что это за люди?

Во-первых, сюда относятся натуры грубые, чисто животного склада. Это самый дурной тип среди людей, и, к сожалению, их в настоящее время особенно много. Они живут чисто утроб­ ной жизнью: вкусно есть, сладко пить, много спать, хорошо одеваться — выше этого они ни­ чего не знают. Корыто, корм и пойло — этим исчерпывается все их содержание. Их мировоз­ зрение исключительно материалистическое. Воп росы духа для них не существуют. К идеалам правды, добра и красоты, ко всему, чему покло­ нялось человечество как величайшей святыне, что манило и увлекало героев, подвижников и лучших деятелей истории, чему те отдавали без­ заветно свои силы и свою жизнь, — ко всему этому люди типа проезжей дороги относятся с циничной насмешкой и откровенным презрени­ ем. «Выгода» — вот слово, которое определяет их деятельность. Для них бог — чрево, и Еванге­ лие, слово Божие встречает в них глухую стену тупого безразличия. Оно отскакивает от них, как горох от стены, не пробивая даже внешней коры эгоизма и не проникая внутрь, в сердце. Если иногда и остается оно на поверхности памяти, то лишь до того момента, когда первый порыв рас­ путства, сластолюбия или любостяжания нале­ тит, как птица, и поглотит все без остатка, а гру­ бое сердце остается по-прежнему твердым и не­ проницаемым.

Во-вторых, к этой же категории относятся люди очень легкомысленные, живущие только по­ верхностными впечатлениями. Сущность их пси­ хики — праздное любопытство, которое легко воз­ буждается, но вовсе не стремится к тому, чтобы полученные впечатления связать с глубокими ос­ новами душевной жизни. Такое любопытство не приносит никакой пользы: оно бесцельно и бес­предметно. Впечатления оцениваются здесь ис­ ключительно по их действию на нервы. Все, что щекочет нервы, одинаково привлекает людей этого типа. Поэтому для них совершенно безраз­ лично: слушать хорошего проповедника или мод­ ного тенора, смотреть религиозную процессию или английский бокс, присутствовать при тор­ жественном, вдохновляющем богослужении или покатываться со смеху, смотря смешной воде­ виль. Весь мир они рассматривают так, как буд­ то он создан исключительно для их развлечения, и к каждому явлению жизни они подходят с этой же меркой. Если они слушают вдохновенного про­ поведника, говорящего о евангельской правде, о лучезарном мире чистоты и святости, о Великом Любящем Боге, они скажут в похвалу лишь одно: «О, он хорошо, красиво говорит!» или: «У него выработанная, изящная речь!» Это самая унизи­ тельная похвала для проповедника, сводящая его на роль школьника, демонстрирующего перед эк­ заменаторами свои литературные и декламатор­ ские таланты. Пусть в проповеди слышатся ры­дания и неподдельные слезы страдающей люб­ ви, стон измученного сердца, горечь и негодова­ ние при виде попранной правды, они не найдут других слов для оценки, кроме пошлой фразы: «О, у него драматический талант!» Как будто пе­ ред ними артист сцены, выступающий исключи­ тельно для того, чтобы их развлекать и щеко­ тать их истрепанные нервы.

Это люди мелкой души, и жизнь для них — не серьезная задача, полная глубокого смысла, а просто фарс. Люди этого сорта евангельское сло­ во слушают так, как будто оно к ним не относит­ ся: они его не воспринимают.

Третья разновидность людей этого сорта — это натуры рассеянные, с разбросанными мыслями. В них нет ничего основного, постоянного, что слу­ жило бы центром их жизни. Это люди, как их называют, без стержня, то есть в них нет преоб­ ладающей склонности или привязанности к од­ному какому-либо делу или занятию, определя­ющему направление их жизни. Чем живут эти люди? Вы сразу этого не скажете: здесь все так текуче, так изменчиво, так непостоянно. Сегод­ ня одно, завтра другое, послезавтра третье. Одна мысль сменяет другую, как в калейдоскопе, без всякого порядка и системы. Одно увлечение вы­ тесняется другим, план следует за планом, со­ всем как на проезжей дороге, где катятся экипа­жи, идут прохожие, сменяя один другого, топ­ чется бродячий скот. Они все начинают, все про­ буют и ничего не кончают. Цели жизни у них нет. Это — рабы минутного каприза, трость, вет­ ром колеблемая. Их увлечения непрочны, нена­дежны, мимолетны. С легкостью мотылька пор­хают они с предмета на предмет. Всякая новин­ ка их привлекает и захватывает, но лишь на ко­ роткое время. «Что книга последняя скажет, то на сердце сверху и ляжет». Учить их чему-ни­ будь серьезному, проповедовать слово Божие — почти бесполезно. Это значит писать на воде, се­ ять при дороге: затопчут прохожие, поклюют птицы, то есть мир с его вечной сменой новинок, диавол с его искушениями и соблазнами. Так как впечатления и мысли здесь постоянно сменяют­ ся, то ни одно из них не проникает глубоко в сердце, и само сердце от этого мало-помалу теря­ ет отзывчивость, способность воспринимать их хоть сколько-нибудь серьезно, становится сухим, равнодушным, жестким, как дорога, утоптанная ногами прохожих и укатанная колесами бесчис­ ленных экипажей.

Таковы три разряда людей, принадлежащих к типу проезжей дороги. У всех у них общее то, что семя слова Божия в их душу совершенно не проникает, их не волнует, не радует, не возбуж­ дает, но остается на поверхности, то есть только в памяти, в головном сознании, и, не принося никакого плода, скоро погибает.

Немного лучше следующие два рода почвы, указанные Господом Иисусом Христом в Его притче.

Иное семя упало на каменистое место, где немного было земли, и скоро взошло» потому что земля была неглубока; когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло (ст. 5-6).

Поясняя эти слова, Господь прибавляет: посе­ янное на каменистом месте означает тех, кото­ рые, когда услышат слово, тотчас с радостью принимают его, но не имеют в себе корня и непо­ стоянны; потом, когда настанет скорбь или го­ нение за слово, тотчас соблазняются (ст.16-17).

Тип, широко распространенный и достаточно нам знакомый. В этих людях есть несомненное стремление и любовь к добру, и слово Божие на­ ходит в них живой и быстрый отклик, но оно не захватывает их настолько сильно, чтобы ради осуществления его в жизни они нашли в себе достаточно силы и решимости трудиться над со­ бою, бороться с препятствиями и побеждать враж­ дебные течения. Услышав евангельскую пропо­ ведь о правде, любви, самоотвержении, они заго­ раются сразу, как шведская спичка, но так же скоро гаснут. Эти вспышки мимолетных увлече­ ний бывают очень сильны, как вспышки магния, и в этот миг эти люди способны даже на подвиг, но пройдет момент — и все кончилось, и, как после магния, остается лишь дым и копоть — досада на свою трусость и дряблость или же, на­ оборот, сожаление о своем увлечении. К суро­ вой, упорной, длительной работе эти люди не­ способны, и непреодолимую преграду пред­ ставляет для них закон вступления в Царство Божие, данный Господом: От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою бе­ рется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. XI, 12).

На каменистой почве может расти только мел­ кая травка, так и эти люди при обычных услови­ ях спокойной жизни способны лишь на очень маленькие дела, не требующие усилий. Им нельзя отказать в чувствительности: вы увидите их иног­ да в церкви молящимися со слезами умиления на глазах, их воодушевляет хорошее пение, тро­ гают изречения и возгласы Божественной служ­ бы, полные возвышенного смысла; с чувством повторяют они вместе с другими: «Возлюбим друг друга…», «Друг друга обымем, рцем: братие!» Но когда наступает минута, когда от хороших слов надо перейти к делу, вы сразу увидите, что слез­ ное умиление и религиозный подъем не смягчи­ли их холодной души, что то был лишь фосфо­ рический блеск, не дающий тепла, простая сен­ тиментальность или ложная чувствительность, а не настоящее чувство. Они любят иногда читать жития святых, как любят дети читать страшные сказки и трогательные истории, но и здесь даль­ ше вздохов и словесных восторгов дело не идет. Они не прочь помечтать об этой подвижнической жизни и представить себя в роли подвижников и мучеников за правду, но те усилия воли, кото­ рые требуются для этого, их пугают. Они ничего не имеют против добродетели, нравственности, аскетизма, даже хотели бы попасть в Царство Небесное, но при условии, что для этого от них не потребуется никаких лишений и чтобы это возможно было сделать с полным комфортом и со всеми удобствами. В Царство Небесное они хотят въехать в вагоне первого класса.

Что мешает этим людям безраздельно отдать­ ся Христу и приносить полный плод? Камени­стый пласт, который лежит под наружным сло­ ем хорошей почвы и не позволяет корням расте­ ния проникнуть глубже.

В душе человека таким каменистым пластом является себялюбие. Обыкновенно оно лишь слег­ ка закрыто сверху тонким налетом чувствитель­ности и добрых порывов. Но когда необходимо эти добрые порывы углубить и осуществить в жизни, то есть сделать доброе дело, которое, соб­ственно, и составляет плод доброго порыва, про­ тив этого неизменно восстает себялюбие и рож­ денное им саможаление. Допустим, вас просят оказать помощь. Вы готовы это сделать и пожер­ твовать что-нибудь нуждающемуся, но сейчас же вы слышите голос себялюбия: «А сам-то я с чем останусь? Мне самому нужны деньги: у меня их так мало!» Ваш добрый порыв наталкивается на холодную каменистую стену эгоизма и блекнет, как нераспустившийся бутон.

Себялюбие с лишениями, даже воображаемы­ ми, не мирится.

Так бывает и в духовной, идейной борьбе. Люди часто носят христианские убеждения, как приличный костюм, дающий им вид порядочно­ сти и джентльменства, пока это их не стесняет и ни к чему не обязывает. Но когда за эти убежде­ ния приходится платить страданиями и лишения­ ми, сейчас же саможаление шепчет коварно: «Да стоит ли так мучиться? Не слишком ли дорога плата? Ведь можно и без убеждений обойтись!»

В результате — измена и отступничество.

Последний тип людей, в душе которых слово Божие остается бесплодным, характеризуется Господом в следующих словах:

Иное упало в терние, и терние выросло, и за­ глушило семя, и оно не дало плода.

Посеянное в тернии означает слышащих сло­во, но в которых заботы века сего, обольщение богатством и другие пожелания, входя в них, заглушают слово, и оно бывает без плода (ст. 7, 18-19).

Это люди, которые желают одновременно ра­ ботать Богу и маммоне. Желая жить по законам Божиим, они в то же время не хотят отказаться и от мирской суеты и кончают обыкновенно тем, что этот водоворот мирских забот, увлечений, пристрастий поглощает их без остатка, вытесняя из души все светлое, идейное, возвышенное. Если человек не борется с земными пристрастиями во имя евангельской правды, он неизбежно стано­ вится их пленником, и одно слышание слова Божия его не спасет. Попытки установить в жиз­ ни равновесие между данью Богу и данью мам­ моне и миру сему никогда не удавались, ибо ду­ ша — существо простое и двоиться не может. Никто не может служить двум господам, — говорит Господь: — ибо или одного будет нена­ видеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть(Мф. VI , 24).

Эти люди также непригодны для Царства Бо­ жия. Так много пропадает семени слова Божия безрезультатно!

Из четырех категорий только одна приносит плод: иное семя упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто.

А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово и принимают, и прино­ сят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат (ст. 8, 20).

Это натуры цельные, у которых слово не рас­ ходится с делом и которые, слушая и восприни­ мая слово Божие, пытаются его исполнить и жить по его указаниям. Но и у этих людей, отзывчи­ вое и искреннее сердце которых представляет доб­ рую почву, повиновение евангельскому слову не бывает у всех одинаково полным и совершенным, ибо иной приносит тридцать, иной шестьдесят, иной сто. Это значит, что один в силах выпол­ нить третью часть того, что от него требует выс­ ший идеал христианского совершенства, другой — почти две трети, и лишь немногим удается ис­ полнить все полностью и в совершенстве. Это натуры избранные. Это те, о которых Господь говорит: нашел Я мужа по сердцу Моему… кото­ рый исполнит все хотения Мои (Деян. XIII , 22).

Таких людей немного. Но как ярко сияют они на тусклом фоне тепло-холодного отношения к Евангелию большинства современников, вялых, дряблых, слабых в добре, и как возвысило и про­ светило их душу слово Божие, которому они отда­ лись беззаветно и которое исполнили до конца!

Вот преподобный Антоний Великий. Два еван­ гельских изречения произвели решительный пе­ релом в его душе и направили его на путь, при­ ведший к высшим степеням святости. Однажды вскоре после кончины своих родителей, будучи еще юношей 18-20 лет, он услышал в церкви слова Господа: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим… и следуй за Мною. Он принял эти слова за совет, обращенный непосредственно к нему, и испол­ нил его буквально, раздав имение бедным. В дру­ гой раз, услыхав слова Спасителя: не заботьтесь о завтрашнем дне, он почувствовал в них власт­ ный призыв, которому беспрекословно подчинил- ся: покинул дом и ушел в пустыню, чтобы, осво­ бодившись от всяких забот, в подвигах аскети­ ческой жизни отдаться Тому, Чья воля стала для него высшим законом. Слово принесло в нем сто­ кратный плод.

Когда почва таким образом сколько-нибудь подготовлена, то сама обработка души, содейству­ ющая успешному произрастанию слова Божия, производится по старому правилу аскетов: паши плугом покаяния, удобряй молитвой, орошай слезами сокрушения и постоянно выпалывай дур­ную траву страстей.

http://www.pravmir.ru

Падзяліцца
14 Кастрычніка 2012 | Раздзел: Духоўнасць

Апытанне

Чым бы Вам больш хацелась займацца як валанцёру?

Убачыць вынікі

Loading ... Loading ...